Соционический форум
 Случайная ссылка:
Какой косметикой вы пользуетесь, и почему? - Давайте поделимся опытом. Какой косметикой (для волос, тела, лица, макияж) вы пользуетесь. и почему именно этой? Может, были какие-то неудачные эксперименты? Расскажите, будем учиться на ошибка других

Дорогой друг! Для доступа ко всем сервисам, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Сейчас на сайте 23 пользователя







Автомагнитола MyDean 3263 mydean-rus.ru.
Соционический форум » Соционика Флуд запрещен » Стaтья: Страстный стиль общения

 Ответить   Создать тему   Создать статью   Создать опрос   Подписаться   Печатать 
Автор

Стaтья: Страстный стиль общения


alexey_o
"Дон Кихот"
ЛВФЭ
Москва

Сообщений: 1
Анкета
Письмо

Боголюбова А.А., Осипов А.В.
Аннотация. Малые группы «Стили общения» - одни из наиболее известных и широко применяемых на практике соционических малых групп. Знание особенностей проявления указанных групп, объединяющих по 4 типа информационного метаболизма (ТИМ), и умение их диагностировать позволяет повысить свою коммуникабельность, укрепить чувство уверенности в себе, добиться успеха в общении с людьми на работе и в семье, с друзьями и коллегами. Специалистам, применяющим соционику в профессиональной деятельности, эти знания позволят повысить качество соционической диагностики. В представленной статье рассматривается стиль коммуникации, известный как «страстный», его ключевые характеристики, особенности и проявления, представлены и разобраны примеры из классических литературных текстов.
Ключевые слова: соционика, экстраверсия, этика, этика эмоций, стиль общения.

В данной статье мы рассмотрим, что нам дает знание малых групп «стили общения», и более подробно разберем описание одной из них, а именно – четверки типов, объединенных «страстным» стилем общения.
Как известно, основой типологии в соционике служат дихотомические (от греч. «dichotomia» - деление на две части) признаки, имеющие психологическое содержание. При разбиении социона двумя такими признаками образуются 4 группы, объединяющие по 4 типа информационного метаболизма (ТИМ). Такие группы получили в соционике название «малые группы» (термин взят из психологии) или «тетратомии» (от греч. «tetratomia» - деление на четыре части). Первые шаги по изучению и описанию психологического наполнения малых групп сделала А. Аугустинавичюте: «квадры» и «дискуссионные клубы» описаны в работе «Теория признаков Рейнина» в 1985 [1]. Теоретическое обоснование существования малых групп для социона, полное их количество и структурные свойства, а также некоторые результаты практических исследований были представлены Г.Р Рейниным [2]. В дальнейшем эстафета по изучению психологического наполнения и практическому освоению тетратомий была подхвачена другими исследователями-социониками [3-6].
Описание малых групп, образованных сечением социона базисными (входящими в базис Юнга) признаками «экстраверсия / интроверсия» и «логика / этика» , впервые появилось в работе В.В. Гуленко [4]. Изучая и анализируя четверки типов, образованные таким разбиением, он обратил внимание, что они характеризуются различным способом общения, установления и поддержания коммуникации, поэтому дал общее название данным группам «соционические стили коммуникации». В.В. Гуленко ввел для каждой из малых групп свое наименование, которое наиболее адекватно и наиболее близко по смыслу к общеупотребимым понятиям характеризует стиль общения данной группы, а именно: «деловой», «страстный», «хладнокровный», «душевный».
Что же нам дает знание соционических стилей общения? С одной стороны, знание стиля общения собеседника позволяет лучше понять этого человека, услышать его. Зная, какой стиль общения человеку наиболее привычен, естественен, мы можем лучше осознать то, что он хочет донести до нас, а это позволяет улучшить взаимопонимание в общении с людьми. Например, услышав слова входящего с улицы представителя «страстного» стиля: «Ужас! Это же всемирный потоп!» - не следует бежать строить Ноев ковчег, а просто принять к сведению, что на улице сейчас сильный дождь. С другой стороны, точно так же и мы можем подать информацию собеседнику в наиболее удобной для его восприятия форме. Мы можем строить фразы таким образом, чтобы нас правильно понял именно тот человек, до которого нам нужно донести слова, чтобы он воспринял максимально полный объем передаваемой нами информации. Таким образом, пользуясь знанием соционических стилей общения и умением определять их у собеседника, мы можем, с одной стороны, выделять наиболее весомую, информативно наиболее насыщенную в его речи часть информации и, с другой, корректировать свою форму подачи информации так, чтобы и собеседник воспринял нас наиболее полно. Тем самым можно, не затрачивая значительных усилий, обеспечить собеседнику дополнительный комфорт общения, и обоим - большую плодотворность и эффективность взаимодействия.
Сознательное общение в своем естественном стиле общения дает уверенность в себе и чувство внутренней свободы, а знание и умелое использование его особенностей, преимуществ и недостатков позволяет максимально эффективно для слушателей и комфортно для себя выступать перед любой аудиторией.
Кроме того, из теории групп следует, что каждая малая группа является самостоятельным признаком (отделяющим 4 ТИМ от 12-и) с присущими именно ему (признаку) индивидуальными проявлениями [2]. Поэтому с профессиональной точки зрения владение знанием его проявлений дает в руки специалисту дополнительный инструмент в деятельности, в частности, позволяет осуществить дополнительную проверку типологических гипотез, возникающих в процессе диагностики, и тем самым повысить надежность определения ТИМ в соционическом консультировании.
Так что же такое «страстный» стиль общения? Как он проявляется?
Давайте предоставим слово представителю страстного стиля стиля:
"Вы когда-нибудь влюблялись? Бывало ли такое, что вам надо было принять решение, а было так страшно, что сердце останавливалось? Что вас огорчили близкие люди, и комок в горле не давал возможности даже вздохнуть? Что сердце билось так, как будто собиралось выскользнуть и жить самостоятельной жизнью, а вам было все равно - вас поглотила страсть, обида, отчаянье, злоба? Мы все переживаем страсти, стресс, сильные эмоции, когда частота ударов сердца взлетает, а само оно норовит выпрыгнуть из груди, но не от физической нагрузки. Есть страсти положительные, когда вспыхнувшие эмоции помогают нам в жизни. «Нам песня строить и жить помогает, она как друг - и зовет, и ведет», - это пример положительного влияния эмоций, инициирующих творческую активность, жажду жизни, самоотдачу. В страстной любви рождаются самые красивые, самые крепкие дети, и мы боимся за них, тревожимся, с замиранием сердца присматриваемся к каждой болячке или ждем звонка со вступительных экзаменов. «Дети - наша страсть и наша слабость». Страсть похожа на первый вздох, когда сердце взрывается числом сердечных сокращений, а это всегда происходит в стадии вживания в конкретную ситуацию: импульс, активация, зажигание, побуждение. Это важно в жизни? Да, конечно: страсть, активность, энергичность – все это естественные и необходимые составляющие человеческой жизни".
Как человек может жить без кипения чувств, без водоворота эмоций? Это представителю «страстного» стиля общения непонятно. Ведь именно в области проявленных переживаний он, что называется, эксперт: видит и воспринимает их в полном объеме, анализирует, полноценно и качественно - до малейших нюансов - выражает их сам и дает грамотные советы другим. Любят и ненавидят все, но далеко не все могут так красиво, ярко, многообразно и вместе с тем абсолютно адекватно выразить свои эмоции, чувственно раскрыться, не боятся проявить свои переживания, внятно рассказать о них. Не все и не всегда может быть выражено в словах, и здесь на помощь человеку приходят музыка, танцы, живопись, литература, как выражение души человеческих отношений.
Представители психологических типов, которые в первую очередь ориентированы на информацию, связанную с взаимоотношениями между людьми, их эмоциями и переживаниями, и чье поведение характеризуется, с одной стороны, высокой «контрастностью» («от печали до радости»), с другой - чутким пониманием, где необходимо поднять настроение, где «зажечь» аудиторию, а где «охладить» накал страстей, и умением добиться этого, относятся к «страстному» стилю общения.
Четверка «страстных» включает следующие типы ИМ:
• этико-сенсорный экстраверт («Гюго»)
• этико-инуитивный экстраверт («Гамлет»)
• сенсорно-этический экстраверт («Наполеон»)
• интуитивно-этический экстраверт («Гексли»).
Анализ литературных источников [1-6] позволяет выделить следующие ключевые особенности, характеризующие «страстный» стиль общения:
• Связь с моделью А.
В.В. Гуленко связывает стиль общения с расположением функций в блоке Эго: «… в блоке Эго этой четверки типов присутствует либо этика эмоций E в качестве первой функции, либо этика отношений R в качестве второй функции» [5]. Более правильным представляется связать особенности общения представителей данной группы с «этикой эмоций» - она находится в 1-й, «базовой», или 8-й, «реализующей» («фоновой»). Обе эти функции объединяет то, что они - сильные, ведущие («программные») [1], «оценочные» [1], 4-мерные [12]. Следовательно, человек постоянно, осознанно или неосознанно, держит в фокусе внимания информацию по данному аспекту («оценочная»), воспринимает и обрабатывает её самостоятельно, адекватно и наиболее дифференцированно (сильная), глобально, во всей полноте - с учетом личного опыта, существующих социальных норм, ситуации и времени (4-мерная).
• Характер общения.
«Общение … понимают как обмен эмоциями» [4, 5], «При общении передают скорее те эмоции, которые у них вызывает информация» [6]. Действительно, поскольку канал «этики эмоций» является ведущим и постоянно включенным, для носителей «страстного» стиля обмен информацией есть в первую очередь обмен эмоциями. Если страстные в разговоре не обменялись ими, не выплеснули свои чувства и переживания и не получили в ответ обратный всплеск (т.е. информацию об эмоциональном состоянии других), то для них и разговор будто бы прошел впустую. Как говорят в таком случае сами «страстные», «чего-то не хватает».
«Наиболее общительные в неформальных контактах типы» [4]. Как правило, «страстные» легче представителей других групп идут на контакт, проще и быстрее знакомятся с новыми людьми в любой обстановке, поддерживают других эмоционально, открыто выражают свои чувства, свое сочувствие и соучастие. Это четверка, пожалуй, самых энергичных в общении типов ИМ - они совершенно искренне заинтересованы в том, чтобы втянуть в общение как можно больше окружающих людей, потому что как экстраверты сами «подзаряжаются» энергией в общении.
Описывая позицию «страстных» в отношениях с противоположным полом, В.В. Гуленко приводит такую характеристику: «Позиция в общении – активный поиск чувств» [4, 5]. Действительно, представители «страстного» стиля общения уверены в своих чувствах, симпатиях и антипатиях, поэтому ярко и открыто выражают их, демонстрируют окружающим. И инициируют тем самым их проявление у других типов.
• Роль в обществе.
Именно «страстные», в силу типологических особенностей, создают и поддерживают эмоциональный фон в любом обществе, насыщая общение разнообразными яркими красками чувств, заряжая его определенным настроением. Они управляют этим фоном, изменяя его в зависимости от ситуации или в соответствии с задуманным. Это делает их «очагом общения» в любой компании. Таких людей часто можно увидеть рассказывающими зажигательные истории (в принципе, в устах «страстного» любая история превращается в зажигательную), при этом вся компания внимательно слушает и всем присутствующим передается их настроение, а яркие эмоции «страстных» позволяют раскрыть собственные чувства и поделиться с окружающими переживаниями на данную тему.
• Восприятие окружающего мира.
Представители «страстного» стиля общения воспринимают окружающий мир прежде всего через вызываемые им чувства и эмоции, переживания. При передаче своей картины мира «страстные» раскрывают другим яркий и красочный мир эмоций. «Страстные» живут с широко распахнутыми глазами, в которых плещется океан эмоций» (А.Б.).
• Область экспертности.
Представители «страстного» стиля осознанно или неосознанно считывают при общении невербальную составляющую информации: мимику, громкость голоса и интонации, жесты, позы, и т.п., вплоть до невообразимых тонкостей, мельчайших оттенков (естественно, уровень этой экспертности будет зависеть от проработанности функции «этика эмоций»). Поэтому «страстные» являются экспертами в области эмоциональных состояний человека, сами обладают богатейшим набором средств для передачи своих чувств, остро чувствуют и воспринимают их у других. Так, Л.Н. Толстой (СЭЭ) только в романе «Война и мир» описал 85 различных выражений глаз и 97 оттенков улыбки (сдержанная, натянутая, искусственная, печальная, презрительная, сардоническая, радостная, искренняя, и т.д.) [7].
• Особенности речи.
Для речи «страстных» характерны высокое разнообразие эмоциональных состояний и степени их выражения, как вербальных (отражающееся в заметном количестве слов из семантики аспекта «этика эмоций»), так и невербальных, большие перепады этических оценок, образность и гиперболичность мышления. Письменная речь представителей «страстного» стиля общения, как правило, передает чувства и переживания во всем богатстве их оттенков: она насыщена прилагательными и наречиями в превосходной степени, восклицаниями и междометиями, передающими или подчеркивающими эмоциональное состояние автора или его героев, наконец, просто обилием восклицательных знаков, передающих накал эмоций.
Примечание. Следует обратить внимание: «страстные» - не обязательно страстные в прямом смысле этого слова. Эмоции «страстных» характеризуются не их постоянно высоким накалом, а прежде всего высокой степенью их дифференциации, их адекватностью ситуации, степенью их воздействия на окружающих.

Перечисленные особенности «страстного» стиля коммуникации проявляются как непосредственно в «живом» общении, так и в литературных источниках, принадлежащих перу рассматриваемой малой группы. Ниже представлены фрагменты из произведений всемирно известных писателей, представителей «страстного» стиля общения, с указанием проявленных в тексте признаков, характеризующих данный стиль.
Виктор Гюго, «Собор Парижской Богоматери» [8]:
«Представление мистерии должно было начаться только в полдень, с двенадцатым ударом больших стенных дворцовых часов. Несомненно, для театрального представления это было довольно позднее время, но оно было удобно для послов.
Тем не менее, многочисленная толпа народа дожидалась представления с самого утра. Добрая половина этих простодушных зевак с рассвета дрогла перед большим крыльцом Дворца; иные даже утверждали, будто они провели всю ночь, лежа поперек главного входа, чтобы первыми попасть в залу. Толпа росла непрерывно и, подобно водам, выступающим из берегов, постепенно вздымалась вдоль стен, вздувалась вокруг столбов, заливала карнизы, подоконники, все архитектурные выступы, все выпуклости скульптурных украшений. Немудрено, что давка, нетерпение, скука в этот день, дающий волю зубоскальству и озорству, возникающие из за пустячных ссор, будь то соседство слишком острого локтя или подбитого гвоздями башмака, усталость от долгого ожидания – все вместе взятое еще задолго до прибытия послов придавало ропоту этой запертой, стиснутой, сдавленной, задыхающейся толпы едкий и горький привкус. Только и слышно было, что проклятия и сетования по адресу фламандцев, купеческого старшины, кардинала Бурбонского, главного судьи Дворца, Маргариты Австрийской, стражи с плетьми, стужи, жары, скверной погоды, епископа Парижского, папы шутов, каменных столбов, статуй, закрытой двери, открытого окна, и все это смешило и потешало рассеянных в толпе школяров и слуг, которые подзадоривали общее недовольство острыми словечками и шуточками, еще больше возбуждая этими булавочными уколами общее недовольство.
Среди них отличалась группа веселых сорванцов, которые, выдавив предварительно стекла в окне, бесстрашно расселись на карнизе и оттуда бросали лукавые взгляды и замечания то в толпу, находившуюся в зале, то в толпу на площади. Судя по тому, как они передразнивали окружающих, по их оглушительному хохоту, по насмешливым окликам, которыми они обменивались с товарищами через всю залу, видно было, что эти школяры далеко не разделяли скуки и усталости остальной части публики, превращая для собственного удовольствия все, что попадалось им на глаза, в зрелище, помогавшее им терпеливо переносить ожидание».
В этом небольшом кусочке, который описывает поле действия еще перед началом самого действия, мы ясно можем увидеть, что в центре внимания автора – люди, толпа, которая представляет собой водоворот чувств, бурлит эмоциями. В «ропоте» этой толпы автор безошибочно угадывает и пересказывает нам все царящие в ней настроения: «нетерпение, скука, ... зубоскальство и озорство, ... пустячные ссоры…проклятия и сетования», и т.п. Он описывает их динамику, нескончаемое обращение эмоциональных состояний попадающих в поле его зрения людей: «все это смешило и потешало рассеянных в толпе школяров и слуг, которые подзадоривали общее недовольство острыми словечками и шуточками, еще больше возбуждая этими булавочными уколами общее недовольство».
В последнем абзаце мы видим описание группы школяров, которое передано исключительно через их эмоциональное состояние. Видно, насколько велик объем считываемой автором невербальной информации, широк и разносторонен спектр понятий из семантики «этика эмоций» для передачи его нам, читателям: «лукавые взгляды, оглушительный хохот, насмешливые оклики» и т.п.;. Похоже, эти самые «школяры», «превращая … все, что попадалось им на глаза, в зрелище», более всего передают мировосприятие самого автора.

Вильям Шекспир, «Перикл, Царь Тирский» (пер. И.Мандельштама) [9]:
«Смотрите, вот, нарядна, как весна,
Трех Граций превзошла красой она!
Ее лицо - как книга славословий
И радостей, где вычеркнута скорбь
И хмурой злобе места быть не может. Создавшие меня мужчиной боги,
Возжегшие в моей душе желанье
Вкусить плодов от райской ветви той
Иль смерть принять, - о, помогите мне,
Слуге и сыну вышней воли вашей,
Таким безмерным счастьем овладеть!»
Представленный отрывок из поэмы Шекспира насыщен чувствами на крайнем пределе: в душе горит «огонь желания» «овладеть безмерным счастьем» такой силы, что идет обращение прямо к богам – или рай с любимой, или смерть, накал разожженных чувств дошел до такого предела, что и смерть не страшна. Это выражается, кроме всего прочего, и в обожествлении объекта обожания – сравнении с Грациями. Идет открытая передача своих эмоций. Их накал подчеркивается как гиперболами и метафорами, указывающими на идеализацию любимой, так и интонационно - междометиями и восклицаниями. Интересно также отметить, что в данном отрывке автор устами своего героя говорит об умении считывать невербальную информацию (по мимике): «ее лицо - как книга».

Л.Н. Толстой, «Анна Каренина» [10]:
«Глаза Степана Аркадьича весело заблестели, и он задумался, улыбаясь.
«Да, хорошо было, очень хорошо. Много еще там было отличного, да не скажешь словами и мыслями даже наяву не выразишь». И, заметив полосу света, пробившуюся сбоку одной из суконных стор, он весело скинул ноги с дивана, отыскал ими шитые женой (подарок ко дню рождения в прошлом году), обделанные в золотистый сафьян туфли и по старой, девятилетней привычке, не вставая, потянулся рукой к тому месту, где в спальне у него висел халат. И тут он вспомнил вдруг, как и почему он спит не в спальне жены, а в кабинете; улыбка исчезла с его лица, он сморщил лоб.
«Ах, ах, ах! Ааа!..» - замычал он, вспоминая все, что было. И его воображению представились опять все подробности ссоры с женою, вся безвыходность его положения и мучительнее всего собственная вина его.
«Да! она не простит и не может простить. И всего ужаснее то, что виной всему я, виной я, а не виноват. В этом-то вся драма, - думал он. - Ах, ах, ах!» - приговаривал он с отчаянием, вспоминая самые тяжелые для себя впечатления из этой ссоры.
Неприятнее всего была та первая минута, когда он, вернувшись из театра, веселый и довольный, с огромною грушей для жены в руке, не нашел жены в гостиной; к удивлению, не нашел ее и в кабинете и, наконец, увидал ее в спальне с несчастною, открывшею все, запиской в руке.
Она, эта вечно озабоченная, и хлопотливая, и недалекая, какою он считал ее, Долли, неподвижно сидела с запиской в руке и с выражением ужаса, отчаяния и гнева смотрела на него».
В данном тексте хорошо видно, как постоянным фоном идет считывание эмоций, и своих, и чужих, считывание в первую очередь выражений лиц: «глаза весело заблестели, … задумался, улыбаясь, … улыбка исчезла с его лица, он сморщил лоб». Читателей произведений Л.Н. Толстого может поразить множество одновременно считываемых эмоциональных состояний: «с выражением ужаса, отчаяния и гнева». Эмоциональное состояние подчеркивается междометиями и восклицаниями, не несущими никакой другой функции, кроме передачи своих переживаний,: «Ах, ах, ах! Ааа!..» - замычал он…».

А.С. Пушкин, «К ...» [11]:
«Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты. В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слёз, без жизни , без любви.
В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты.
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты. В душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты ,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твой небесные черты. И сердце бьётся в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество,и вдохновенье,
И жизнь, и слёзы, и любовь».
И снова мы видим открытое, яркое выражение чувств и эмоций. Жизнь без страстей – «без божества, без вдохновенья, без слёз, без жизни, без любви» - просто невообразима, проходит будто бы «во мраке заточенья». Она полна, лишь когда «сердце бьётся в упоенье». Пробуждение души, воскрешение начинается с появления источника сильных эмоций. Высокий перепад эмоций, как и в произведении Шекспира, подчеркивается обожествлением объекта обожания, усилением чувств до предела: грусть – «безнадежная», глушь – «мрак заточенья». Запомнившийся образ любимой несет в себе, прежде всего, невербальные характеристики – это голос и черты лица: «звучал мне долго голос нежный и снились милые черты».

Подводя совокупный итог анализа представленных произведений, можно заметить, что для всех авторов характерны восприятие жизни как кипение, бурление, водоворот чувств, высокий перепад описываемых эмоциональных состояний, открытое и яркое выражение чувств, своих или действующих в произведении лиц. «Страстные» могут тонко и многогранно, во всем многообразии красок и оттенков описать настроения, чувства и переживания своих героев.
Все эти особенности проявляются в поведении и в речи представителей «страстного» стиля коммуникации , не только в произведениях классиков литературного жанра, на театральной сцене или экране кино, но и в повседневной жизни - у наших родных и близких, коллег и сослуживцев, просто окружающих людей: продавцов и таксистов, врачей и милиционеров, попутчиков в метро и прохожих.

Надеемся, что приведенное в данной статье описание «страстного» стиля общения и его характерных проявлений, иллюстрированное яркими примерами из классических произведений, помогут вам, наши уважаемые читатели, лучше понять и наладить общение с его представителями, улучшить свой собственный уровень коммуникации, повысить комфорт общения, качество взаимодействия с окружающими, найти общий язык с самыми разными людьми в самых разных жизненных ситуациях.

Авторы выражают благодарность доктору философии в области соционики Т.Н. Прокофьевой за ценные советы и замечания по статье.

Литература:
1. Аугустинавичюте А., «Теория признаков Рейнина». В кн.: А. Аугустинавичюте. «Социон». – М.: «Черная белка», 2008.
2. Рейнин Г.Р., «Соционика: Типология. Малые группы». - СПб: Изд-во «Образование-Культура», 2005.
3. Шехтер Ф., Кобринская Л., «Малые группы в соционике» // «16», 1991, № 1 (5), с. 13 – 21; «Соционика» (информационный бюллетень), Киев – Новосибирск, 1990, № 1, с. 47 – 51; СМиПЛ, 1997, № 1.
4. Гуленко В. В., «Менеджмент слаженной команды. Соционика для руководителей». - АСТ Астрель, 2003.
5. Гуленко В. В., «Жизненные сценарии. От этических чувств к сенсорным влечениям». // Киев, 12.12.1992; СМиПЛ, №1 (1996).
6. Прокофьева Т. Н., «Соционика. Ваш индивидуальный стиль общения. Учебно-практическое пособие». - М., 2004.
7. Савкова З.В., «Язык чувств. (Жесты и мимика как средство общения)» В кн. «Искусство оратора». – СПб, 2000.
8. Гюго В., «Собор Парижской Богоматери» - М. Мектеп, 1984.
9. Шекспир В., «Сонеты» - Изд-во «Белый город», 2005.
10. Толстой Л.Н., Собрание сочинений в 12-и томах, т. 7 - Изд-во Правда, 1987.
11. Пушкин А.С., «Звезда пленительного счастья» - М.: Военное Издательство, 1989.
12. Букалов А.В., «Структура и размерность функций информационного метаболизма» // СМиПЛ, №2 (1995).


Рейтинг: 8.88, Голосов: 8.
Оцените статью:   10 - наивысший балл

2 пользователя выразил(и) благодарность alexey_o за это сообщение
 
6 Июн 2010 23:35
 Ответить   Изменить   Поблагодарить   Не согласиться   Игнорировать   Пожаловаться   Ссылка 
Сейчас в теме:
 Ответить   Создать тему   Создать статью   Создать опрос   Подписаться   Печатать 

Соционический форум » Соционика Флуд запрещен » Стaтья: Страстный стиль общения

Форма для быстрого ответа


  Полная форма для ответа »
Время на форуме: 28 Мар 2017 03:27




© 2004-2017 Соционик.com. Администратор